Первое знакомствокнига свиньи ридерз дайджест

Предание.ру - православный портал

Подбор книг в комнате меня озадачил: они никак не вписывалась Я хотела , чтобы то первое впечатление опять вернулось ко мне. После этого две недели подряд он приплывал к ним на свидание к десяти утра и, Реймонд регулярно читал «Ридерз дайджест», журнал «Автомобильное дело» и. Купите Хочу все знать Ридерз Дайджест с гарантией у официального продавца. Все книги новыe, бoльшиe энциклопедическогo фоpматa cупeр кaчecтво oблoжки, лиcтoв и иллюcтраций! . Серия: "Первое знакомство". + Лисицы; ЗАБРАЛИ *Шимпанзе + Носороги + Акулы; *Черепахи + Кенгуру + Свиньи;. Книга "ЦРУ против СССР" вызвала значительный интерес среди самых широких Первое, что мне пришло тогда на ум, - Россия идет на запад". оказалось слишком для американского издательства "Ридерз дайджест пресс". как пытался соорудить антисоветское подполье: "С кем-то знакомство.

Семь подземных королей р. Урфин Джус и его деревянные солдаты, сборник г,рис. Кузьмин Шагал один чудак р. Волшебник Изумрудного города, г. Шел по городу волшебник, г р. Динка 2 частиг,рис. Радость Свердловские поэты-детям ,букинистическое издание, г,цена р. Валька и Семенова, р. Дом в Черемушках и др. Урфин Джус и его деревянные солдаты р. Огненный бог Марранов р. Митурича, г,потертости углов р. На Луне р за 1 том. В Солнечном городе р. Куна, г р,Академия дом. Вам не нужна сорока р.

Ветер в ивах, г р. Собаки не ошибаются р. Сказки, НЕТ Русские сказки, г р. Хогарт Мафин р. Герои древнего мира р. Летящие к северу р. Сказки зарубежных писателей р. От семи до десяти, г,рис. Малыши играют в шахматы р. Алексеев,Рассказы о Суворове р.

Русские сказки, г р. Рассказы и сказки русских писателей, г, р. Жила-была царевна, г р 5 дней назад на Avito. Ru Технология изготовления мини-мишки Тедди Технология изготовления мини-мишки Тедди р RUB Прeдстaвляем вашему внимaнию подробноe поcобие по изготовлению клаccичecкoгo мини-мишки выcотой 11 см.

Это гoтoвый пошаговый мacтеp-клаcc c pазборoм каждoгo этапа cоздания игpушки, гдe тaкжe oпиcaны вce нeoбxодимыe материалы, инструменты, варианты расположения выкройки, даны практические советы на основе многолетнего опыта. И тем, кто шьёт тедди, и тем, кто только собирается! Только здесь каждый этап пошива разжеван до самого последнего стежка, а любое слово продумано и понятно даже тем, кто никогда не шил?!

После этой книги хочется забыть все прочитанное и услышанное ранее и войти в Тедди-мир заново?! Вы скажете, что там нет цветных картинок и будете правы! Но мне неудобно было сказать господину Флэкс, чтобы он не приходил к. В день перед его посещением мной владела одна мысль: До самого вечера я не хотела говорить матери о планах на завтра, но в конце концов дальше откладывать было.

Я была приятно удивлена ответом матери. И, конечно же, она сдержала свое слово: Но что будет позже, когда господин Флэкс заведет разговор о моем поступлении в библейский институт Муди? Мне не пришлось долго об этом гадать.

Сразу же после того, как мать убрала в шкаф пальто гостя, он обратился к ней: Итак, моя тайна была раскрыта!

Континент чудес

Затаив дыхание, я ждала ответа матери. Действительно, этот вечер был полон сюрпризов! Иосиф Флэкс продолжал задавать вопросы: Ответ матери еще больше удивил. После этого она объявила: После ужина мама попросила мою старшую сестру убрать со стола и занять младших детей, чтоб никто не мог помешать нашему разговору, а мы перешли в гостиную.

В тот вечер сюрпризам не было конца. Прикрыв дверь, мама сказала: Она поселилась в Денвере, потому что там жила ее тетя. Но вскоре мама познакомилась с моим отцом и вышла замуж. Позже когда она завела с мужем разговор о миссионерском служении, он не поддержал. Сожалея, что так сложилась жизнь, мама постоянно просила Бога послать на миссионерское служение кого-то из ее детей.

До сегодняшнего вечера мама ждала ответа на свою молитву и поэтому так горячо поддержала мое намерение Итак, Бог Сам приготовил путь и мне совсем не о чем было переживать.

Все последующие события я рассматривала в свете этого урока. Написав заявление об увольнении, я подготовила себе замену, и мое место у рентгеновского аппарата заняла другая девушка. После этого я переехала в Чикаго в сентябре года и приступила к занятиям в библейском институте Муди. Там я узнала, что Иосиф Флэкс опередил меня - он оплатил первый семестр моей учебы. Годы жизни в Чикаго были благословенным временем, проведенным в среде замечательных служителей Божьих - наших профессоров, преподававших нам Библию.

С учебой в институте Муди было связано еще два события, которые окончательно определили направление моей жизни. В одном из вечерних богослужений принимала участие госпожа Риби - миссионерка, недавно возвратившаяся из Африки. Я не запомнила всего, о чем она говорила в тот вечер, но в памяти остались прочитанные ею слова из 8-й главы Евангелия от Марка, где рассказывается о слепом, которого привели к Иисусу.

Господь коснулся его глаз и спросил, видит ли. Тогда Господь снова прикоснулся к его глазам, и он стал видеть более отчетливо. Я рассказала вам сегодня о нуждах Африки и прошу Бога, чтобы Он коснулся ваших духовных глаз и помог увидеть в африканцах души, за которых умер Христос". После этих слов она призвала к молитве, и Бог коснулся моего сердца: Еще очень памятным для меня было выступление доктора Грэя на нашем выпускном вечере.

Это открытие вызвало тревогу у правительства, и понадобилось вмешательство Федерального бюро расследований. Для подготовки к опознанию фальшивых денег ФБР были организованы специальные курсы для своих агентов". Доктор Грэй изучающе посмотрел на студентов и задал всем вопрос: Доктор Грэй выслушал все ответы, а потом сказал: Единственное, что они должны были отлично знать - это как выглядят настоящие деньги.

Хорошо запомните этот урок, когда приступите к служению: Вам придется жить среди народов, обычаи которых могут показаться вам странными: Я знаю, что некоторым из вас захочется изучить все эти странные явления, но это ошибочный путь. И все, что от вас требуется - это провозглашать Евангелие Иисуса Христа. Один Бог знает, как поступить с фальшью и подделкой - только Он в точности знает, что необходимо предпринять". Я никогда не забывала его слов, хотя с тех пор прошло более пятидесяти лет В день выпуска я еще не понимала, насколько ценно это наставление.

Позже мне не раз приходилось встречаться с миссионерами, посвятившими много времени изучению лжерелигий и спиритизма. Мне даже известны случаи, когда миссионеров привозили домой в смирительных рубашках, потому что они настойчиво посещали собрания сатанистов, чтобы заснять или сделать звукозапись, а потом использовать в качестве наглядного пособия.

Проведя несколько десятилетий на миссионерском поле, я хорошо поняла, как силен наш враг диавол, и чтобы противостать ему, важно не контактов с ним искать, изучая его тактику, а держаться истины и неуклонно следовать за Спасителем. Чтобы иметь квалификацию миссионерки-медработника, я поступила на курсы медсестер. Одновременно я разослала заявления в разные миссии, которые вели работу в Африке.

Трудно было принять определенное решение: И когда другая миссия пообещала мне и зарплату, и покрытие расходов, связанных с переездом в Африку, я заколебалась.

В тот период я прочитала биографию Хадсона Тейлора, и это помогло мне принять правильное решение. Хадсон Тейлор был очень молод, когда решил посвятить себя миссионерскому служению в Китае. Закончив колледж, он взялся за изучение китайского языка.

Книга ЗДОРОВЫЕ СУСТАВЫ КОСТИ И МЫШЦЫ. Издательство: Ридерз Дайджест

Потом он решил проверить, сможет ли жить в условиях, в которых живут китайцы. Оставив родной дом с привычными удобствами, он поселился в чердачном помещении в одном из самых бедных районов Лондона.

Однажды поздно вечером к нему прибежал мальчик, который слышал проповедь Хадсона на вечернем богослужении.

Он умолял о помощи: По шаткой лестнице они поднялись в квартиру: В комнате был единственный стул. Хадсон согласился и даже начал уже молиться, но остановился: Вызвана она была тем, что в кармане он нащупал крупную монету Сразу пронеслась мысль: Но не могу же я отдать им целый соверен - это мои последние деньги, а завтра мне нужно уплатить за жилье, да к тому же и чая с хлебом осталось только на один ужин.

Невозможно отдать все деньги - но не стану же я просить у них сдачу! Надеюсь, вы понимаете, что я просил вас прийти, потому что моя жена умирает! Я хочу, чтобы вы помолились о ней - она не знает Бога.

Он склонил голову и снова попытался молиться, но безрезультатно: Сразу же сердце Хадсона смягчилось, в глазах показались слезы, и он начал молиться о нуждах больной женщины. В тот вечер вся семья бедняка нашла спасение у ног Христа, а впоследствии Бог исцелил его больную жену Поздно ночью Хадсон Тейлор возвратился домой счастливый от того, что Бог использовал его в практическом служении людям.

Он совсем позабыл, что завтра ему нечего будет есть и нечем уплатить за квартиру. Утром, когда он читал Библию, раздался стук в дверь - намного раньше обычного часа у порога стоял почтальон. Он передал Хадсону письмо, в которое был вложен чек на сумму в пять раз большую, чем отданный вчера соверен.

Теперь он мог уплатить за квартиру и купить необходимую еду. Так Бог преподал Хадсону важный урок: И Хадсон Тейлор понял: Вскоре он уехал в Китай, основал там миссионерскую работу и на протяжении всей его жизни Господь множество раз подтверждал верность этого принципа. Конечно же, не обошлось без трудностей: Баптистская церковь в Денвере, где я была членом, состояла всего из сорока членов, так что я никак не могла рассчитывать на их финансовую поддержку - пожертвований едва хватало на местные нужды.

Одна семья из нашей церкви постоянно интересовалась моими планами на будущее. Супруги Хувер находили время несколько раз в месяц встречаться со мной, чтобы вместе молиться о моих финансовых нуждах. Они были уверены, что Господь посылает меня в Африку. Случилось так, что неожиданно умерла мать госпожи Хувер.

Когда после похорон прочитали завещание умершей, госпожа Хувер сказала своим родственникам: Если каждый из вас согласится отдать ей десятую часть своего наследства, я готова отдать все, что причитается мне, чтобы Маргарет Николь могла поехать в Африку". И хотя родственники госпожи Хувер не знали меня лично, они согласились с ее предложением, и госпожа Хувер возвратилась с похорон матери с полной финансовой поддержкой для моего миссионерского служения.

Итак, теперь я могла отправиться в Африку! Со мной разговаривала бумага! Поселившись в Бангасу, отдаленном селении за рекой Убанги в юго-восточной части страны, я взялась за создание французской школы. Хотя по образованию я была медсестрой, почти 4 года мне пришлось работать школьной учительницей. В то время французский язык был официальным языком в стране Центрально-африканская Республика была колонией Франции и преподавание в школах также велось на французском.

Открыв школу, я решила, что буду вести уроки и на французском, и на языке санго, уделяя большее внимание языку санго, так как считала, что для местных жителей важно уметь читать на родном языке. Процесс обучения оказался очень длительным, и я была до такой степени разочарована, что хотела вообще отказаться от преподавательской работы.

Но со временем стали появляться первые признаки успеха: Однажды я перепечатала на машинке стихи из Библии, чтобы раздать ученикам - я подбирала простые слова и предложения, которые состояли из уже знакомых им букв. В конце урока я попросила Джимберли, одного из моих лучших учеников, подойти ко мне во время перерыва. Когда он подошел, я протянула ему лист бумаги и спросила: Буквы показались ему странными - они были напечатаны на машинке. Он вертел лист в руках, поворачивая его в разные стороны, а потом, крайне раздосадованный, спросил: Я обратила его внимание на буквы: Если ты будешь внимательным, ты сможешь их произнести.

Напрягаясь, с большим трудом мальчик стал читать вслух: Джимберли повторил, но опять произнесенные им звуки не имели никакого смысла. На его листе был напечатан стих из Евангелия Иоанна 3: Я знала, что у него в конце концов получится. Только после шестой попытки мальчик вдруг вскинул вверх руки, так что лист полетел в сторону, повернулся ко мне и восторженно крикнул: Бог тоже разговаривал с тобой! Он сказал, что любит тебя! Я никогда не забуду выражения лица мальчика.

Он подошел совсем близко, посмотрел на меня и спросил: Но я уверила Джимберли, что Бог может говорить на любом языке, потому что нет языка, которого Бог не знает, и Он одинаково любит всех людей. Услышав это, мальчик снова закричал от восторга.

Вскоре вокруг нас собралась толпа африканцев. Джимберли поднял с земли лист и крикнул: Собравшиеся онемели от удивления. Нас окружило еще больше людей, каждый хотел что-то спросить. На следующее утро на занятия пришло около ста новых учеников - все они хотели, чтоб и с ними разговаривала бумага. По закону в моем классе не могло быть более человек, хотя желающих учиться было намного.

Но обучать тоже оказалось непросто: Я поделилась своими трудностями с одной миссионеркой, но она ответила: Зачем тебе классная комната - ты можешь вести урок в тени манговых деревьев! А еще в правилах сказано, что раз в году школу будет проверять губернатор области, а местный инспектор может явиться с проверкой в любой день.

Тогда я еще не знала, что принятое мной решение обучать детей на их родном языке будет иметь для меня далеко идущие последствия и поможет разрешить проблему со школьным зданием. Вскоре меня попросили сопровождать группу африканцев, отправлявшихся на побережье встретить семью администратора, прибывающего из Франции.

Для этой цели арендовали большую лодку, и в сопровождении десяти гребцов мы отправились в путь. Путешествие длилось шесть недель. Представьте, каким было наше разочарование, когда французская семья наотрез отказалась ехать в лодке! И хотя в тот момент вся поездка казалась сплошной неудачей, за это время я хорошо продвинулась в освоении языка санго. Среди сопровождавших меня африканцев был очень талантливый молодой человек, бывший на службе у главного управляющего.

Он хорошо знал французский и в совершенстве владел языком санго. В течение всего путешествия с раннего утра до вечера я читала ему по-французски, а он повторял для меня все прочитанное на языке санго К концу поездки мой словарный запас превышал слов, и этого было достаточно, чтобы свободно объясняться на языке санго. На остановках я пыталась использовать новые слова из моего постоянно растущего словарного запаса.

Когда мы возвратились в Бангасу, я уже намного увереннее говорила на языке санго. Когда мы добрались домой с побережья, там меня ожидал сюрприз: Доктор Кембелл был известным проповедником из Англии, а Гай Лэйрд - миссионером и талантливым инженером из Денвера. Радости моей не было предела: Гай был из моего родного Денвера! А так как я уже свободно говорила на языке санго, мне пришлось везде сопровождать их как переводчице.

После одного из богослужений я рассказала гостям, что у нас нет школьного помещения. И тогда Гай сказал: Маргарет, что, если я на время останусь здесь и построю школу, а вы научите меня говорить на языке санго? Я тоже сдержала слово: Когда он уже неплохо изъяснялся на санго, Гай предложил: Я согласилась помочь. К тому времени мы с Гаем стали близкими друзьями, и он предложил мне выйти за него замуж.

Но меня сдерживало то, что Гай был вдовцом его жена приехала с ним в Африку, но умерла вскоре после прибытия на этот континент. Гай дважды предлагал мне выйти за него замуж, и оба раза я отказывала ему Я очень привязалась к его сыну Лоренсу и согласилась присматривать за мальчиком, но не решалась выйти замуж за Гая. Как-то вечером Гай сказал мне: И он исчез из моей жизни так же внезапно, как появился. Только после их отъезда я поняла, как дороги мне стали Гай и Лоренс, как сильно я их полюбила.

Континент чудес

Я была сама не своя: Прошло два месяца, и понемногу я начала приходить в. Но тут снова в моей жизни появился Гай: У него была гемоглобинурийная лихорадка. Эта болезнь в первую очередь поражает почки и состояние больного с каждым днем резко ухудшается. Жизнь его была в опасности, и я начала лечить Гая.

По милости Божией, опасность миновала, и Гай стал поправляться. Он снова предложил мне выйти за него замуж. На этот раз я с радостью согласилась. Я написала маме о своем намерении выйти замуж. В ответном письме она умоляла меня не торопиться с таким серьезным решением. Надеюсь, что ты выходишь замуж не только из-за привязанности к его ребенку. Не торопись, пока не убедишься, что это правильный шаг.

Это был денверский врач, давший мне рекомендацию, когда я шла учиться. Он стал расспрашивать маму о том, как у меня дела. Его зовут Гай Лэйрд. Я никого так не уважаю, как Гая!

И он рассказал, что когда Гай работал инженером в Инглвуде, пригороде Денвера, доктор Саймон был мэром этого городка, и они с Гаем были близкими друзьями.

Николай Николаевич Яковлев. ЦРУ против СССР

Слова доктора успокоили маму, и она дала благословение на наш брак. Свадьба состоялась через год и два месяца после того, как я впервые приехала в Африку. Хотя в первые годы пребывания в Африке в моей жизни постоянно происходило что-то новое, вступление в брак и рождение первого ребенка не шло ни в какое сравнение со всем остальным!

Мы назвали нашу первую дочурку Элеонорой. Но она прожила всего четыре месяца, и мы похоронили ее в Бангасу на том же холме, где похоронен основатель нашей миссии доктор Гаас. Я очень тяжело перенесла смерть нашей малютки. Хотя я знала, что в Африке у многих миссионеров умирали дети, но когда это случается с твоим ребенком, утрата кажется невосполнимой. Господь укрепил нас и помог нам с Гаем с надеждой смотреть в будущее. Два года спустя мы приехали в отпуск в Колорадо, и в году в Ингелвуде родилась наша вторая дочь Арлин.

Мы провели памятный год в кругу родных и друзей в США, но все же нам не терпелось возвратиться в Африку. Через несколько месяцев я снова ожидала ребенка, и в связи с моей беременностью нам советовали отложить отъезд. Но в Африке нас ждало служение, и мы решили не откладывать отъезда. Мы благополучно добрались до Леопольдвилля Киншасано там выяснилось, что пароход, на котором мы намеревались подняться вверх по реке, уже отплыл, а следующий отправляется только через месяц.

Гай очень расстроился, но я успокаивала его: Подумают еще, что я ненормальный, - возразил Гай. Но я продолжала настаивать: Если у тебя что-то получится, я с детьми буду моментально готова. Гай пошел в порт. Как он и предвидел, чиновники рассердились, что он надоедает. Возвращаясь с пристани, Гай заметил, что кто-то бежит следом за. Не знаю, в чем дело, но если ваша жена и дети вовремя будут на пристани, то можете плыть на этом судне.

Когда Гай, запыхавшись, вбежал в комнату с вопросом: Так Бог снова показал нам, что для Него нет ничего невозможного! По возвращению в Сибут мы сразу же разыскали медсестру, которой я написала еще из Америки, и она обещала помочь мне во время родов. Я очень рассчитывала на ее помощь, но через несколько дней после приезда она сказала мне: Она пошла собираться, чтобы к вечеру уехать. Я была очень огорчена, но отнеслась к этому как к чему-то неизбежному.

Я надеялась, что Гай не узнает об отъезде медсестры. Но когда он пришел на обед, то с порога объявил: Мне пришлось рассказать, что случилось. Выскочив из дому, он побежал в гору. Я поспешила за. Мы на нее рассчитывали! Как же она может уехать? Значит, Бог предусмотрел для меня что-то лучшее - Лучшее? Где ты сможешь найти другую акушерку? Наконец, Гай улыбнулся, обнял меня за плечи, между нами был полный мир - мы согласились уповать на Бога. Вечером мужу сообщили, что на следующий день в шесть утра он должен быть у телефона - с ним пытаются связаться из Бамбари.

В те годы у миссионеров не было личных телефонов, но с шести до семи утра мы могли пользоваться государственной телефонной линией в течение дня ею пользовались государственные чиновники.

Утром Гай был у телефона, но выяснилось, что произошла ошибка: Звонила госпожа Бернц, акушерка из Швейцарии, с которой я подружилась еще в Бангасу. Извинившись перед Гаем, что его напрасно потревожили, она из вежливости спросила: Гай пытался перезвонить в Бамбари, но безуспешно. Он возвратился домой совсем разбитым. Под вечер госпожа Бернц действительно подъехала к нашему дому. В Бамбари она принимала роды у жены португальского плантатора.

После разговора с Гаем она рассказала ему и его жене о моем положении. Мой шофер отвезет вас в Сибут". Госпожа Бернц приехала вовремя: Так я в очередной раз убедилась, что для Бога нет ничего невозможного! Среди людоедов От французской администрации поступила просьба, чтобы мы начали работу в племени бандас в районе Иппи. Затем Гай подробнее рассказал мне о намерениях французов: Управляющий этой областью предполагал, что если наша семья поселится среди бандас, проявляя заботу о них, то очень скоро бандас привыкнут к белым людям и будут доверять.

А после того, как установится прочный контакт с племенем, французы откроют в Иппи административный центр. Нам с Гаем казалось, что перед нами открывается замечательная возможность принести Евангельскую весть племени бандас. Но нас тревожило то, что это было племя людоедов, а у нас - трое маленьких детей.

Я решила встретиться с французским чиновником Феликсом Ибою и прямо спросить его о степени угрожающей нам опасности. Господин Ибою был уроженцем острова Мартиника, одного из островов Вест-Индии, который называли "заморским департаментом Франции".

Впоследствии он стал первым чернокожим генерал-губернатором всех свободных французских территорий на африканском континенте. Когда мы в первый раз встретились с ним, он не скрывал своей неприязни к американцам он много читал о рабстве в раннем периоде истории Америки.

Но когда мы ближе познакомились, то стали дружить семьями. Как-то заболела госпожа Ибою, ближайший французский врач находился на расстоянии двухсот километров, и господин Ибою обратился ко мне за помощью. С тех пор я провела в их доме не одну бессонную ночь: Когда родилась наша дочь Марианна, господин Ибою заверил ее свидетельство о рождении.

За годы знакомства мы прониклись к нему большим уважением, и теперь мне важно было услышать лично от него, насколько опасен для нашей семьи переезд в Иппи. Известно ли вам об этом?

Более того, совсем недавно каннибалы съели еще одного белого человека, появившегося на их территории. Вы же знаете, что у нас трое маленьких детей! После напряженной паузы он продолжал: Попробуйте, а мы будем постоянно наблюдать, как у вас идут дела. Мы с Гаем много молились об. Когда мы наконец приняли решение переехать в Иппи, он обратился к французским властям за разрешением на поселение.

В те времена нас не признавали за миссионеров и обращались с нами, как с поселенцами: Французская администрация регулировала, какую площадь можно занять под кофе, какую под цитрусовые, сколько можно иметь кирпичных построек. После пяти лет успешного ведения хозяйства земля переходила в собственность поселенцев, и они могли использовать ее по своему усмотрению. Гай выбрал участок, оценивая его с позиций инженера, хотя многие считали, что это не самый удачный выбор.

Наша земля находилась в долине и была со всех сторон окружена горами. Климат очень напоминал мне Денвер: Гай не обращал внимания на критические отзывы о нашем участке Мне он объяснил: Невозможно растить семью или открыть клинику, если у нас не будет достаточно воды".

Оглядываясь назад, я поражаюсь тому, с какой мудростью Господь руководил решениями моего мужа. Мы даже не подозревали, что в будущем на нашей миссионерской станции будет 7 жилых домов, больница на 75 коек и амбулатория, и нам понадобится очень много воды. В течение десятилетий, которые мы прожили там, ни один из родников не пересох. К нам приезжали за водой чиновники с государственных участков, у нас брали воду служащие с хлопкопрядильной фабрики, и воды всегда было вдоволь.

Сначала Гай поехал туда один, вырубил деревья и расчистил площадку, на которой можно было разместить двухкомнатное глинобитное помещение. С помощью наемных рабочих он выстроил дом с утолщенными стенами и соломенным покрытием.

Начался сезон дождей, и Гай сказал, прощаясь с рабочими: Эти люди никогда еще не видели белой женщины или белых детей. Когда муж возвратился, я засыпала его вопросами: Где будет стоять наш дом?

Как они реагировали на евангельское свидетельство? Все думают, что он умрет. Народ сошелся в деревню вождя, и все ожидают большого похоронного празднества.

Им было не до. Вскоре наша семья переехала в Иппи. Мы прибыли туда на закате. После нескольких лет в Африке я все еще не могла привыкнуть к тому, как быстро здесь темнеет: В ту первую ночь в Иппи наш дом показался мне очень неуютным.

Вместо окон и дверей в нем зияли темные отверстия, из которых видны были белки множества глаз, следивших за каждым нашим движением. Раздавалось побрякивание белых слоновых бивней, и все это вызывало у меня жуткое чувство, потому что я ни на минуту не могла забыть, что это племя людоедов. Мы попытались убедить непрошенных гостей разойтись. Они наотрез отказались разойтись по домам. Казалось, мы никогда не избавимся от непрошенных гостей, которые то и дело просили: Все могут прийти посмотреть. Было уже около одиннадцати часов вечера, когда мы заснули.

На следующее утро, выполняя обещание, я искупала Марианну на веранде. Собравшиеся зрители были в восторге. После этого я решила навестить умиравшего вождя Етаман. Я приготовила сумку с медикаментами. Марианну я оставила дома с Гаем, а Арлин взяла с.

Для поездки к вождю Гай приготовил для меня коляску наподобие рикши, которую в Африке называли "пуш-пуш". К ней прилаживали колесо от мотоцикла, сверху устанавливали сиденье, а впереди и сзади приделывали жерди с ручками. Став впереди, один из африканцев тащил коляску, а второй сзади подталкивал.

Хотя коляска была очень удобной для путешествия по африканским тропам, мне не нравилось ездить на "пуш-пуш". Когда я усаживалась на высокое сиденье, я чувствовала себя слишком большой и неуклюжей по сравнению с низкорослыми африканцами. Но так как Гай настаивал, я взобралась в коляску. От этого зрелища у одного из африканцев перехватило дух и он изумленно воскликнул: Держа на руках старшую дочь, "Ко-о-та кота мама" поехала к дому вождя.

Когда мы добрались туда, я подошла к дому, зная, что не должна стучать в дверь: Я повторила этот звук так много раз, что у меня заболело горло. Потом я начала звать хозяев, но никто не вышел. Наконец, я решилась войти и обнаружила, что дом пуст: Выйдя на крыльцо с противоположной стороны, я увидела много других домов: У каждой из них был свой дом, но ни одна не захотела принять больного вождя к себе, потому что он был при смерти. Обычаи этого племени отличались от обычаев в Бангасу, где вместе с султаном заживо хоронили всех его жен.

Жены вождя из племени бандас тоже боялись смерти, но по другой причине: Поэтому дом, в котором лежал покойник, после его смерти сжигали. Неудивительно, что ни одна из жен не захотела, чтоб вождь умер в ее доме.

Вождя поместили в небольшое помещение в конце деревни, которое назвали "домом смерти": Он лежал на низкой бамбуковой кровати, с обеих сторон сидело несколько его жен и зелеными листьями вытирали гной из раны на груди вождя. Грязные листья они бросали в угол. Приветствуя вождя, я опустила Арлин на пол и совсем позабыла о. Когда, наконец, я вспомнила о дочери, то увидела, что она сидит в углу и внимательно изучает листья, которыми вытирали рану больного.

Взяв Арлин на руки, я вытерла ей пальцы. Вождь внимательно наблюдал за. Этот ребенок никогда не вырастет! Я хочу знать, что случилось с тобой, вождь, Я буду лечить. Меня смотрели четыре французских врача и сказали, что мне не жить.

Зачем зря тратить на меня лекарство? Сохрани его для тех, кому оно поможет. Иди домой и занимайся своей семьей. Но я решила проявить настойчивость. Вначале я подумала, что это туберкулез, хотя мне никогда не приходилось встречать туберкулезного больного с гнойной раной на груди. Я спросила, откуда у него эта рана.

Услышав это, я обрадовалась: Когда я училась и проходила практику в аптеке, мне много раз приходилось готовить раствор, который прекрасно помогал при заражениях.

Уезжая в Африку, я захватила с собой порошок, из которого готовился этот раствор. Возвратившись домой, я взяла порошок, простерилизовала инструменты и снова поехала к больному.

Тщательно промыв ему рану, я сказала на прощание: Каждое утро я ехала к вождю и промывала ему рану. Возвратившись, я занималась домашними делами, а вечером снова ехала туда на ненавистной мне "пуш-пуш". Это стало моей ежедневной обязанностью. Я неохотно пользовалась "пуш-пуш", но муж настаивал, чтобы я не ездила на велосипеде, потому что незадолго до этого я родила ребенка.

Как-то, когда меня некому было отвезти на "пуш-пуш", я села на велосипед и за 15 минут доехала до дома вождя обычно я добиралась туда 45 минут. С того дня велосипед снова стал моим основным транспортом, и Гай больше не возражал. В течение двух месяцев я совершала паломничество в "дом смерти", продолжая лечить вождя Етамана. Наконец, Бог послал ему выздоровление и постепенно восстановил его силы. В дни болезни он был таким слабым, что показался мне стариком, но теперь он снова выглядел здоровым молодым мужчиной и скоро уже занимался повседневными делами, как и до болезни.

Однажды он появился у дверей нашего дома. После того, как я поприветствовала вождя, он стал передо мной на колени.

В руках он держал целую стопку денег - это была не одна тысяча франков. Нам не нужна плата, - пыталась отказаться. Если я не уплачу за лечение, что подумает мой народ? Посмотри на дорогу, - он указал пальцем в сторону дороги, по которой шествовала его многочисленная свита: Иначе все мы подумаем, что ты не любишь нас - чем еще ты сможешь доказать, что желаешь нам добра? Тогда Гай принял мудрое решение: Это был замечательный выход из создавшегося положения: Мы питались очень скромно, трижды в день я готовила рис: Поэтому мясо было желанным дополнением к нашей диете: Кроме того, Гай еще дополнительно нанял лесорубов, которые заготовляли дрова и топили печь, ще обжигались кирпичи.

Мы с благодарностью приняли подарки вождя, и овцы, козы, свиньи и куры стали большой подмогой в нашем хозяйстве. Принимая подарки, Гай от всего сердца поблагодарил вождя и тут же добавил: Я хотел бы им что-то сказать".

Великий вождь отдал приказ, загремели барабаны, и все вожди, подчинявшиеся Етаману, собрались на нашем дворе. Пришло 28 вождей, каждого из них сопровождало по два воина, за ними шли жители их деревень, и вскоре собралось такое множество народа, что на нашем участке все едва могли вместиться. Когда все немного успокоились, Етаман встал и спросил: Но на этот раз было так тесно, что собравшиеся только закивали головами и в один голос прокричали: Для этого я и созвал всех вас сюда!

После того, как он закончил, Етаман добавил: Пусть все оставят свои дела и придут послушать, что они хотят сказать". Благодаря этому объявлению вождя, когда мы с Гаем приезжали на велосипедах в любую из деревень, в течение десяти минут собиралось доа иногда и слушателей. И все же Етаман никак не мог понять, что я была вовсе не знахарка, владеющая более сильными фетишами, чем африканские знахари.

Он много раз просил, чтоб я продала ему фетиш, при помощи которого он был бы всегда здоров. Вождь Етаман уверовал в Иисуса Христа только через 18 лет после своего исцеления. Так Господь заложил начало миссионерской работы в Иппи. Постепенно наша жизнь вошла в колею. В тот период я написала письмо друзьям в Денвере, которые просили описать обычный день нашей жизни в Африке. Я писала, что живем мы в глинобитной мазанке с земляным полом; что у нас нет кухни, и я готовлю обед прямо во дворе на очаге из трех больших камней.

Я пекла кукурузный хлеб: Какой вкусный обед можно приготовить на раскаленных камнях! Для меня это был сущий пустяк, и я никогда не жаловалась на отсутствие удобств, но благодарила Бога, что Он послал мне крепкое здоровье.

Я всегда старалась не упускать из виду главное: К тому же рядом со мной были дети и любящий муж, Бог всем нам посылал доброе здоровье, и несмотря на отсутствие удобств, я не чувствовала себя чем-то обделенной. Свое письмо я адресовала женской группе в нашей церкви в Денвере, не подозревая, как оно подействует на людей, и в частности, на супругов Лумис. С тех пор, как они приняли Иисуса Христа, их жизнь очень изменилась: В тот год они переселились с фермы в город и начали устраиваться на новом месте.

Жили они очень скромно и решили обойтись старой мебелью и посудой, но начать понемногу откладывать деньги на покупку новой плиты. За год они скопили достаточно денег, и покупка плиты стала возможной ко дню рождения госпожи Лумис.

Однако после того, как в женской молитвенной группе прочитали мое письмо, каждый раз, когда она думала о новой плите, у нее перед глазами вставала другая картина: В день ее рождения муж объявил, что наконец-то они могут заняться поисками новой плиты.

Он думал, что жена очень обрадуется - ведь ей пришлось так долго ждать! Муж очень встревожился и начал выяснять, в чем. Немного успокоившись, она ответила: Они прислали нам все деньги, которые долго и терпеливо копили.

Вскоре после этого господин Лумис умер, и его жена осталась вдовой с маленькими детьми. Узнав об этом, я хотела возвратить вдове деньги, но она наотрез отказалась, написав мне: Я не возьму денег назад!

Прокаженный Конги Конги был первым африканцем, с которым я познакомилась в Сибуте, где поселилась для изучения языка санго. Когда я только приехала в Африку в году, вначале у меня все как-то не ладилось. Одно из первых затруднений возникло в результате того, что на курсах языка ожидали приезда мужчины, и для меня была выделена часть комнаты, где уже поселился другой миссионер.